Закир Егембердиев: «Я сам себе продюсер»

Закир ЕгембердиевВ один прекрасный день многие завсегдатаи Инстаграм были вовлечены в вокальный конкурс, который изначально конкурсом вовсе не был. А виновнику пришлось отдуваться за свою песню «Сердце тебе»

Зрители уже успели оценить сольные продукты Закира и его продюсерскую работу, но по-прежнему нет-нет да и называют его по старинке «Закир-Домино», как бы напоминая самим себе, с чего все начиналось.

Закир, вы по-прежнему участник группы Do-Mi-No и ее продюсер. Почему решили петь сольно?

Когда группа Do-Mi-No только создавалась, у каждого из нас — Антона, Шолпан и меня — изначально был свой стиль, мы даже одевались по-разному. И уже тогда было желание когда-нибудь работать сольно в своем направлении. Наш продюсер это предвидел. И когда я сам стал заниматься раскруткой группы, решил все-таки попробовать. Раньше были сомнения, найдется ли хороший продюсер. Теперь он мне не нужен (смеется). Я сам себе продюсер.

С песней «Сердце тебе» произошла необычная история — поклонники засыпали вас своими видео. Все решили, что вы объявили конкурс.

К сожалению, я не такой умный (смеется). Честно признаюсь, я сначала ничего не понял. Не ожидал ничего подобного. Не так уж часто песни «выстреливают». У группы Do-Mi-No за время существования (более 10 лет), по сути, было два хита — «Лови дыхание» и «Айымай». Мы написали около ста песен, очень старались, поклонники были в восторге, но песни не становились хитами. Поэтому, когда я надумал работать сольно, был уверен, что в лучшем случае через два-три года что-нибудь хитовое, возможно, получится. Совершенно не ожидал, что «Сердце тебе» вызовет такой резонанс. Победительницей стала девушка Зухра, которая исполнила песню на жестовом языке.

Вы выкупили права и стали продюсером Do-Mi-No по зову сердца?

У Марлена Нурмагамбетова (продюсера групп «All Давай», «СССР», «Провокация», Do-Mi-No, Metis’s — ред.) уже не было ни времени, ни желания заниматься проектом. У меня было нечто подобное, когда занимался боксом. Дошел до кандидата, а дальше себя в этом амплуа уже не видел. Куда дальше — в мастера спорта? Зачем? На какие-то чемпионаты ездить? Да я и так уже мужчина. Великим спортсменом я себя не видел, но намеченную планку преодолел. Так и Марлен — достиг определенного предела в работе с Do-Mi-No, дальше у него стимула работать не было. А у меня был. Я был молод и хотел стать продюсером. Тем более, с самого начала в группе я был негласным лидером, тратил личное время на различные дела, которые не входили в мои обязанности: за свои деньги записывал флешки, мини-диски, собирал ребят на съемки, контактировал с режиссерами и операторами…

Получается, в вас уже тогда была организаторская жилка…

Я с детства был таким. В футбольной команде был капитаном, потом организовывал алматинских брейкеров.

Этим пунктом вы, кажется, можете гордиться?

Я пятикратный чемпион Казахстана по брейк-дансу. У меня была своя школа, и я организовал сборную Алматы. Мы пять раз становились чемпионами Казахстана.

Это уже говорит не только об организаторских способностях, но и об ответственности…

Ответственность у меня бешеная. Порой даже чересчур. Те, кто меня знает, это подтвердит. Я всегда переживаю из-за любых мелочей. Меня раздражает, когда что-то не получается. Как-то были проблемы во время проведения одного фестиваля, так я неделю не спал — не мог успокоиться. Лежу с закрытыми глазами, а уснуть не могу. Даже начал какие-то таблетки принимать, к психологу собирался пойти. Но мой плюс в том, что если я за что-то берусь, то довожу дело до конца. Я либо полностью работе отдаюсь, либо не занимаюсь проектом вообще. Это мое самое лучшее качество.
«Дети — смысл моей жизни»

Продолжая тему ответственности. Вы, как известно, и папа примерный…

Мои дети меня любят (улыбается). Когда мы с женой забираем старшего из детского сада, он всегда сразу бежит именно ко мне. Второй тоже чаще рядом со мной. Когда он родился, жена занималась только тем, что кормила его грудью. Я же его ночами убаюкивал, пеленки менял, купал, подстригал. Жена до сих пор не умеет купать малышей (улыбается). Дети — смысл моей жизни. Старший — Эльдар — родился 25 сентября. Через четыре года 24 сентября родился Алан. На один день промахнулся (смеется). Есть в этом что-то необычное.

Жена не ревнует вас к поклонницам?

Раньше ревновала. Но я всегда говорил ей: «Дорогая моя, я в шоу-бизнесе, поэтому популярен. Если мне напишут «Страшный какой! Не хочу тебя, фу, противный!» — это будет лучше? Это классно, когда девчонкам нравятся мои фотографии и я сам. Потому что если меня любят, значит, у меня есть концерты. Если есть концерты, то есть деньги». Когда она это поняла, ревновать перестала. Теперь, наоборот, следит за моим внешним видом: «Давай худей, качайся, прическу новую сделай, смени имидж, будь красивым». За это я стал ее еще больше уважать. Для артиста ведь важно выглядеть хорошо.

Если удается отдыхать, куда отправляетесь?

Я пока нигде не был, кроме Узбекистана и России, потому что 10 лет в Do-Mi-No — это постоянные гастроли. Сколько раз хотели улететь куда-нибудь, но не получалось. Да и деньги, которые я зарабатывал, отдавал преимущественно в семью — родителям помогал, братишке. Мама больше меня отдыхала — я старался ее отправлять за границу.

В этом году в одной из номинаций на премии канала «MuzZone» был заявлен дуэт Закир& Альмирас клипом «Праздник». Кто такая Альмира и откуда она появилась?

Альмира — дочь моего друга, которую я начал продюсировать. Она живет в Астане, занимается вокалом и очень артистична. Я обратился к режиссеру Валерию Задарновскому с идеей снять клип о трудном ребенке. Первоначально хотел, чтобы была история типа «Один дома» — с разными трюками, когда я, к примеру, выбегаю из лесочка и падаю в торт… Но такие мелочи трудно и дорого снимать. В результате мы облегчили сценарий, но история все равно получилась очень интересной. Но было нелегко. К примеру, снимают один план, когда герои разговаривают. Потом, когда нужно снимать с другого ракурса, приходится сидеть и ждать два часа — пока свет поставят, камеру, кран… Все очень долго. Нельзя рукой лицо задеть, чтобы грим не испортить. Нельзя вспотеть (смеется). Ребенку особенно трудно. Тем более это ее первый клип. Я сам очень устал на съемках. Но Альмира все выдержала. Я планирую снять с ней еще пару клипов.

В группе Do-Mi-No тоже перемены?

У нас добавилась вокалистка. Ее зовут Мольдир Торгайкызы, но мы называем ее Моникой (сценическое имя). Когда Шолпан забеременела, она уверяла меня, что это не будет помехой для гастрольных туров. Я ей тогда сказал: «Ты сначала роди, там посмотрим». Я по опыту своей семьи знаю — мать ребенка не оставит. Разве что когда муж миллионер и есть возможность нанять пять нянек. И то — неизвестно (улыбается). Поэтому мы взяли еще одну вокалистку. Когда Шолпан не может выступать, мы летим втроем — я, Ахмет и Моника. А когда Шолпан выйдет из декрета, нас будет всегда четверо (улыбается).